Комсомольская правда Казахстан
Войти  \/ 
x
Регистрация  \/ 
x



Наш опрос

Спасибо! Результаты опроса "Общественный транспорт" смотрите в рубрике "Архив"

Недавно предлагаемый акимом Астаны ежемесячный сбор в размере 3800 тенге с квартиры, в рамках создания бесплатного общественного транспорта в Астане, вызвал бурную реакцию на просторах интернета. Поэтому «КП» решила узнать у своих читателей, как они отнесутся к такому нововведению в своем городе?

Поиск по тегам
Поиск - Категории
Поиск - Статьи
Поиск - Контакты
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Комментарии

rsz corw6lz2t4o

Чт11232017

ОбновленоСр, 22 Нояб 2017 12pm

  • Курс валют:
  • 330.22
  • 388.07
  • 5.60
Back Вы здесь: История БЕЛЫЙ ГОРОД НА РЕКЕ ВРЕМЕНИ…

БЕЛЫЙ ГОРОД НА РЕКЕ ВРЕМЕНИ…

Сайрам -­ небольшое село в Южно-­Казахстанской области, ныне вошедшее в городскую черту Шымкента. Много ли знают казахстанцы о его истории? Кто-­то скажет, что там много святых мест, кто­-то добавит, что именно здесь родился ярчайший суфийский поэт и ученый той эпохи Ходжа Ахмед Ясави. Но мало найдется людей, которые знают, что история Сайрама, или, как его называли в древности, Испиджаба, насчитывает не менее двух тысяч лет.

Об этом городе, знавшем и небывалый расцвет, и падение, поведал наш постоянный собеседник, один из крупнейших казахстанских археологов, доктор исторических наук, академик НАН РК Карл Байпаков (на фото).

Город на белой реке

- Испиджаб, или город на Белой реке ­- крупнейший и, можно сказать, один из ключевых городов на Великом Шелковом пути на территории Казахстана в эпоху раннего средневековья, ­- рассказывает Карл Байпаков. -­ Впервые он упоминается в маршрутнике китайского путешественника, буддийского монаха Сюань Цзяня в 629 году как «город на Белой реке». Однако история города начинается с I в. н. э. ­- он единственный город на территории Южного Казахстана, чье имя донесла до наших дней священная книга зороастризма «Авеста». «Земля Сайрим» ­- говорится в ней о городе, и это лишний раз показывает, какие глубокие корни у нашей истории. Позднее, в XI веке, Махмуд Кашгари сообщал: «Сайрам ­ название Белого города (Аль­-Мединат аль-­Байда), который называется Испиджаб. Про него говорят также Сайрам». Название Испиджаб в значении «белая вода», как предполагают исследователи, пришло из согдийского языка. Город, о котором в своих сочинениях рассказал Махмуд Кашгари, был центром огромной области, простиравшейся на восток до Таласа и Чу и на северо-­запад -­ до средней Сырдарьи. К округу Испиджаб приписывались такие сырдарьинские города, как Кедер, Сыгнак, Сауран и Янгикент, а также расположенные на северных склонах Каратау Баладж и Берукет и семиреченские Тараз, Кулан, Мерке и Суяб.

Арабский географ ибн Хаукаль в Х веке писал: «Испиджаб ­ город, равный приблизительно трети Бинкета. Он состоит из медины, цитадели и рабада. Цитадель разрушена, а медина и рабад населены, вокруг медины ­ стены и вокруг рабада тоже стена окружностью около фарсаха (персидская мера длины, 5,5 километра). У медины четверо ворот, в том числе ворота Нуджикента, ворота Фархана, ворота Шавкана и ворота Бухары. Рынки его в медине и рабаде, дом правления, тюрьма и соборная мечеть в медине. Это обильный людьми и обширный город, во всем Хорасане и Мавераннахре нет города, с которого бы не взимался харадж, кроме Испиджаба». Упоминаемые в описании «дом правления» и «тюрьма», безусловно, указывают, что город был важным административным центром.

Град торговцев и ремесленников

- При этом Испиджаб был известен еще и как крупнейший торговый центр и транспортный узел на Великом Шелковом пути, через него шли караванные пути в различные города по разным направлениям, -­ сообщает наш собеседник. ­- В городе было множество торговых построек ­ богатых рынков, на которых кипела торговля, караван-­сараев и «тинов». Караван­сараи принадлежали купцам из Нашхеба, Бухары, Самарканда, которые расплачивались монетами, выпущенными в городах Средней Азии и Ближнего Востока, а также местной монетой, которая в XI­-XII веках чеканилась в Испиджабе. При этом интересный факт, что, несмотря на бойкую торговлю, Испиджаб, по признанию современников, оставлял приятное впечатление города очень чистого и красивого. В другие страны отсюда вывозились ткани, оружие, медь, железо. Известно, что одной из основ торговли Сайрама и всей Казахской степи были ткани, которые в большом количестве закупались кочевниками.

Так, Рузбихан пишет о том, что нужда в хлопчатобумажных тканях ­ карбас, вызванная искусственным запрещением торговли с кочевниками, сразу же спровоцировала военные действия со стороны последних, которые силой восстановили торговые отношения. Город был известен на Востоке и как центр работорговли -­ он поставлял невольников ­ пленников из различных тюркских племен, захваченных во время многочисленных войн и набегов. О том, что это был крупнейший центр транзитной торговли, говорят «четверо ворот», имевшихся в городе. Ворота в Сайраме имели четверо расположенных друг против друга ворот, соединенных сквозными магистральными улицами. Северные ворота назывались «Бельдарваза», южные ­ «Базадарваза», восточные -­ «Карамуртдарваза» и западные -­ «Чимкентдарваза». Через южные ворота в город ввозили товары стран Востока, через западные ворота шла торговля мясом и скотом. Через северные ворота шел караванный путь в города, расположенные по Сырдарье, -­ Отрар, Сауран, Дженд, Янгикент.

Арабский историк аль-­Истахри писал: «Постройки его из глины, его рынки переполнены изобилием плодов, в нем богатые урожаи. Вокруг него много городов и селений». Испиджаб с окрестностями был одним из наиболее населенных городов того времени, вместе с пригородами в нем обитало более 40 тысяч человек. Что интересно, рост городского населения происходил благодаря интенсивному оседанию кочевников, о чем неоднократно писали средневековые авторы. Махмуд Кашгарский, например, считает, что согдийцы, переселившиеся сюда в VI-­VIII веках, в XI веке были ассимилированы тюрками: «Жители Баласагуна говорят по­согдийски и по­тюркски. Так же жители Тараза и Белого города (Испиджаб)».

Помимо прочего, Испиджаб был городом ремесленников. Они составляли значительную прослойку горожан и отдавали предпочтение кузнечному, медницкому, ювелирному, кожевенному, гончарному, стекольному производству. В IX-­X веках его гончары изготавливали поливную керамику высочайшего качества, пользовавшуюся спросом далеко за пределами своей области. В это же время стало чрезвычайно развито стеклоделие, кузнечное ремесло, производство ювелирных украшений.

Одной из особенностей городов Казахстана, в том числе и Сайрама, была их тесная связь с сельским хозяйством -­ своеобразная аграризация, поскольку город был центром крупного земледельческого оазиса с развитым сельским хозяйством. В степь через города шел хлеб, поэтому в них скапливались достаточно большие запасы зерна. В Сайраме фуражирами Шейбани­-хана «было собрано огромное количество зерна, продуктов, вещей и вооружения». Спустя сто лет, снова в Сайраме, снабжалось войско Абдаллах-­хана: «воины приводили катары верблюдов и мулов и увозили зерно. Вновь и вновь приходило все больше людей, которые предлагали взять зерно». Так же, как и в наше время, горожане охотно выращивали на своих загородных участках овощи и фрукты, делали на зиму заготовки. Оседлые земледельцы разводили крупный рогатый скот, держали баранов.

Этнический состав населения был очень разнообразным. Среди горожан были и потомки древнего населения города, говорившие на согдийском языке, а также постоянно оседавшие в городе кочевники -­ тюрки. Обнищавшие массы скотоводов-­кочевников переходили к оседлости и начинали заниматься земледелием. Например, в одной из грамот 1598 года в составе населения Сайрамского вилайета названы «аймаки» ­ люди, живущие оседло, «кишлакнишин» -­ живущие полуоседло, и «сахранишин» ­- кочевники.

В это время широкое распространение среди горожан получает ислам. В обычай вошел мусульманский обряд захоронения, широко распространилась арабская письменность. Однако наряду с этим население продолжало придерживаться и старых религиозных культов. Так как в более раннее время Испиджаб был одним из центров распространения буддизма (рядом с городом археологи обнаружили остатки монастырей и пещер, где ютились «покинувшие мир» буддийские отшельники), то, по­-видимому, в эпоху раннего ислама здесь сохранялись традиции буддизма, христианства, языческих культов, которые мирно уживались друг с другом.

«И не осталось от тех прекрасных садов и славных замков ничего…»

Уже в начале XII века политическое господство в Семиречье и на юге Казахстана перешло к племенам каракытаев, которые в 30-­40­-е годы присоединили к своим владениям Среднюю Азию, включая Бухару и Самарканд. Начиная с середины XII века, в государстве каракытаев начались «смута, разброд и шатание». Феодальные междоусобицы втянули в этот процесс как местное население, так и пришлые племена найманов. В начале XIII века Хорезм подчинил себе Мавераннахр, Хорасан, южные районы Казахстана. Борьба хорезмшахов и каракытаев, а затем хорезмшахов и найманов привела к тому, что хорезмшах Мухаммед приказал опустошить районы Семиречья и Южного Казахстана, чтобы тамошние города не достались его противникам. Очень красочно описывает эти события современник, автор известного географического словаря «Муджам аль­-Булдан» мусульманский историк и географ Якут аль-­Хамави: «На Испиджаб, Тараз, Сауран, Усбаникет и Фараб пали превратности рока сначала с рук хорезмшаха Мухаммеда ибн-­Текеша… Он завладел Мавераннахром и уничтожил царство Караханидов, а их было несколько, и каждый охранял свой край. Когда же не осталось среди них никого, из-­за обширности земель он не смог охранять эти города, разрушил своими руками большинство пограничных крепостей и отдал их на разграбление своим войскам. Жители их выселились оттуда и покинули с шеями, повернутыми и склоняющимися к ним. И остались эти сады опустевшими полностью, заставляя плакать глаза и скорбеть сердце из­за разрушенных замков и опустевших домов. Заблудился проводник этих каналов, и они стали течь, блуждая во все стороны без выбора. Потом в 616 году (1219 г.) последовали несчастья, подобно которым не происходило с тех пор, как стоят небо и земля. Это приход татар… Они погубили тех, кто оставался там, присоединив их к тем, которых они погубили помимо их. И не осталось от тех прекрасных садов и славных замков ничего, кроме разрушенных стен и следов исчезнувших народов».

В письменных источниках упоминается, что хорезмшах Мухаммед покинул крепость Сайрам (Испиджаб) после того, как осадившие его монголы применили катапульты. Однако, на удивление, при штурме город не был разрушен полностью, как, например, Отрар, поскольку проезжавший в 1221 году через Сайрам даосский монах Чань Чунь нашел город в хорошем состоянии и провел здесь вместе со своими учениками несколько дней. В 1223 году на обратном пути на родину Чань Чунь вновь проезжал через Сайрам и назвал его «большим городом». И в более позднее время город, лежащий на стыке путей из Средней Азии на север к кочевникам Центрального Казахстана и на восток, в Могулистан, был крупнейшим центром оседлой городской жизни в регионе. Фактически Сайрам являлся мощным стратегическим центром, контролировавшим не только торговые пути, но и основные проходы на юг, к среднеазиатским владениям, а также в Казахскую степь. Вот почему за обладание Сайрамом постоянно боролись казахские и узбекские феодалы.

- Современники отмечают, что город был очень хорошо укреплен для своего времени, ­- отметил Карл Байпаков. -­ Историк конца XV­-XVI веков Рузбихан Исфахани, автор сочинения «Михман наме­йи Бухара», писал: «Основная часть города окружена такой высокой стеной (сур), что рука обладания не может быстро дотянуться до стен ее, вокруг нее такой недоступный ров, что ноги отказываются вступить туда». Ров вокруг Сайрама упоминается и в сочинениях бухарского историка Хафиза Таныша при описании событий конца XVI века. Впоследствии, когда городом овладели казахи, он стал опорной крепостью, откуда совершались походы на Бухару и Самарканд. Городище Сайрам, остатки которого под названием «Кала» находятся в центре нынешнего села Сайрам, даже сейчас производят внушительное впечатление. Бугор прямоугольной формы высотой от 6,5 до 11 метров протянулся с севера на юг на 500 метров и с востока на запад ­- на 550 метров. По периметру сохранились остатки прежней крепостной стены ­ вала, вокруг которого местами остался ров в виде заболоченного оврага. По письменным источникам, стены с округлыми зубцами кое-­­где встречались еще в конце XIX­начале XX века. Постепенно к XVIII веку на юге Казахстана наступил упадок городской культуры. Захирел и пришел в запустение и город Сайрам. Причинами этому послужили постоянные междоусобные войны между феодальными правителями Дешт­и­-Кыпчака и Мавераннахра, связанные с притязаниями на сырдарьинские города, на протяжении XV­XVI веков. От этой борьбы города страдали в первую очередь, а вместе с ними и ирригация, и сельское хозяйство. Нарушались развитые торговые связи. Окончательный удар по городской культуре Казахстана нанесло джунгарское нашествие.

Ходжа Ахмед Яссави.

Однако, несмотря на то, что город был заброшен и опустел, он не умер. На его месте продолжали жить люди. Продолжают и сейчас уже как часть огромного современного мегаполиса ­- Шымкента. А история и дух его живут в многочисленных святых местах. Среди тюркоязычных народов испокон веков почитаемых в народе мудрецов, шейхов и дервишей, бывших воистину святыми людьми, благодарные потомки называли «Ата», «Ана» и «Баб». Поэтому недаром в народе говорят: «святых в Сайраме не счесть». Сейчас, в каком бы уголке Сайрамского района вы ни оказались, перед вами непременно возникнет мавзолей либо мазар почитаемого святого,  который оставил свой особенный след в истории.

Мавзолеи родителей Ходжи Ахмеда Яссави ­ Ибрагим-­ата и Карашаш­-ана.

Поклониться могилам святых каждый год приезжает огромное количество паломников не только со всего Казахстана, но и из многих зарубежных стран. Недалеко от Сайрама находится мазар, в котором похоронен Ибрагим­-ата, отец великого суфия, ученого и поэта Ходжи Ахмеда Ясави. В народе ходили легенды о святости этого человека. Ибрагим-­ата стал учителем для многих тысяч мюридов. Также в Сайраме находится воздвигнутый в ХIII веке мавзолей Карашаш­­аны -­ матери прославленного Ходжи Ахмеда Яссави. Как ее еще называли, Айша-­биби, считалась одной из самых просвещенных и благовоспитанных женщин своей эпохи. Карашаш­ану почитают тюрки всего мира. Ее отождествляют с идеалом материнства. Много здесь и других святынь, среди них: мавзолеи Абдель Азиз Баба (XV в.), Ходжа Талиг (XIII в.), Мирали Баба (конец ХIХ века), средневековый минарет Хызр (XIII в.) и другие.

Павел ЗЛОБИН.

Поделиться ссылкой