Комсомольская правда Казахстан
Войти  \/ 
x
Регистрация  \/ 
x



Наш опрос

Спасибо! Результаты опроса "Общественный транспорт" смотрите в рубрике "Архив"

Недавно предлагаемый акимом Астаны ежемесячный сбор в размере 3800 тенге с квартиры, в рамках создания бесплатного общественного транспорта в Астане, вызвал бурную реакцию на просторах интернета. Поэтому «КП» решила узнать у своих читателей, как они отнесутся к такому нововведению в своем городе?

Поиск по тегам
Поиск - Категории
Поиск - Статьи
Поиск - Контакты
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Комментарии

rsz corw6lz2t4o

Чт10192017

ОбновленоСр, 18 Окт 2017 3pm

  • Курс валют:
  • 333.53
  • 392.10
  • 5.82
Back Вы здесь: История ПАМЯТЬ ПРЕДКОВ, ЗАКЛЮЧЕННАЯ В КАМНЕ…

ПАМЯТЬ ПРЕДКОВ, ЗАКЛЮЧЕННАЯ В КАМНЕ…

 

Величественные развалины Сыгнака.

 

Принято считать, что предки казахов были исключительно кочевниками. Это бесспорно, но только отчасти. Развалины древних городов огузов и кыпчаков, некогда огромных и процветающих торговых и культурных центров региона, расположенных на Великом Шелковом пути, говорят об обратном.

О богатейшей городской культуре, существовавшей у предков казахов - огузов и кыпчаков, и их величественной истории читателям «Комсомолки» рассказал наш постоянный собеседник, один из самых авторитетных археологов Казахстана, доктор исторических наук, академик Национальной академии наук РК Карл Байпаков.

От Сырдарьи - «реки огузов» до «Дешт-и-Кыпчак»

Знаменитый средневековый арабский географ Абу Абдаллах Мухаммад ибн Мухаммад аль-Идриси в своем написанном по заказу сицилийского короля Роджера II трактате «Нузхат ал муштак фи-их-бирак ал-афак» («Развлечения истомленного в странствиях по миру путешественника»), который стал одним из крупнейших и интереснейших географических сочинений средневековья, писал: «Много городов у гузов, они простираются один за другим к северу и востоку. У них есть неприступные горы и неприступные крепости, где их беки обороняются и хранят запасы продовольствия. Там есть люди (назначенные беками), охраняющие эту землю. Их (гузов) главный город называется Хиам. Там они находят убежище и там укрываются со своими пожитками».

- Сведения аль­Идриси подтверждаются сообщениями других не менее известных средневековых авторов, - отметил Карл Байпаков. - Например, Махмуд Кашгари писал, что огузы называли Сырдарью «рекой угуз», а к гузским городам относил Сауран, Сыгнак, Суткент, Карачук и Карнак. На его карте область «города гузов» находилась на юге от города Карачук, в среднем течении Сырдарьи. Однако огузы в X в. обитали не только там, но и в низовьях Сырдарьи. Здесь расположились их города Дженд, Янгикент, Хора. Янгикент, прозванный Новой Гузией, был столицей огузов, резиденцией их правителей ябгу. Судя по письменным источникам, город находился в двух днях пути от устья реки, на расстоянии одного фарсаха от него. Его называли «аль-Карьят аль-Хадиса», «Дих-и-нау». Эти названия обозначали «новый народ». Янгикент был в тесных отношениях с Хорезмом. Поэтому многие горожане были переселенцами из Хорезма, и город, существовавший задолго до огузов, был отстроен заново в Х в. хорезмийскими строителями. Янгикент был не только столицей и зимней резиденцией огузских ябгу, но и крупнейшим торговым центром Сырдарьи. Причина была в его географическом положении - город располагался в своеобразном коридоре, соединявшем, с одной стороны, степи Казахстана со Средней Азией и Ближним Востоком, с другой - с Хорезмом, Приаральем, Кавказом и Средиземноморьем. Город был торговым центром на суше и речных путях. Вниз по Сырдарье из среднеазиатских городов сюда, по свидетельству арабского географа и путешественника ибн-Хаукаля, приходили суда, груженные зерном и хлебом.

Могущественное государство огузов играло важную роль в политической и военной истории не только Средней Азии, но и Европы. Огузы совершали набеги на Среднюю Азию и выступали геополитическим соперником Хорезма и даже великой державы того времени - могучего Хазарского каганата. В 965 году царь огузов (ябгу) и киевский князь Святослав Храбрый даже заключили военный договор против хазар. Когда в 965 году древнерусское государство сумело разгромить Хазарию, во многом этому способствовала длительная борьба хазар с огузами. В X-XI вв. государство огузов захлестнули междоусобицы. Феодальные распри, борьба за власть, да и просто антагонизм между простым людом и правящей знатью постепенно привели к глубочайшему кризису и упадку Огузского государства. Как известно, слабость любого государства влечет завоевателей извне. Уже в середине XI в. на земли огузов вторглись кыпчакские племена, и некогда грозная Огузская держава пала. Кыпчаки, вытеснившие огузов из долины Сырдарьи и давшие свое имя «Дешт-ы-Кыпчак» (Кыпчакская степь) бесконечным степным просторам казахской земли, не задерживаясь, двинулись на запад и под именем «половцы» стали соседями Киевской Руси и Византии. В конце XI в. - начале XII в. кыпчакские племена объединились в конфедерацию с центрами в Сыгнаке и Дженде. В противовес мусульманским государствам Средней Азии средневековые арабские авторы называли кыпчакские земли «владениями неверных», т. е. не мусульман. Отношения кыпчаков в XI-XIII вв. с Xорезмом - одним из могущественнейших государств Средней Азии того времени ­ отличались непрерывными войнами. На протяжении всей истории Xорезм пытался покорить кыпчаков, пользуясь междоусобицами кыпчакских феодалов. В конце концов, в начале XIII в. хорезмшах Мухаммед полностью подчинил кыпчаков. Однако прошло немного времени, и кыпчакские аристократы смогли сосредоточить в своих руках ключевые военные должности и посты в государстве и стали сильнейшей группировкой при дворе. Именно кыпчаки составляли личную гвардию шаха. Дочь одного из кыпчакских вождей Туркан-хатун даже стала матерью последнего хорезмшаха Мухаммеда. Интересно, что ислам в культуре кыпчаков входил в симбиоз с их древними традициями. У кыпчакских правителей того времени было по два имени. Например, Икран (или Акран) - тюркское имя, а Кадыр-хан - мусульманское.

Древние города огузов и кыпчаков

Города, которыми владели огузы, а после них кыпчаки, до сих пор не исследованы полностью. Развалины Янгикента, известные как Жанкент, расположены на правом берегу Сырдарьи, недалеко от города Казалы (Казалинск). Внешне древний город похож на прямоугольник размером 375 х 225 м. В северо-западном углу находится цитадель высотой 7-8 м и размером 100 х 100 м. На территории остатков города видно направление большой основной улицы, связывающей ворота восточной и западной стен. От нее разветвляются небольшие улочки кварталов. В 1986 году археологическая экспедиция АН КазССР по сбору памятников на северо-западе от древних городов обнаружила древнее захоронение Мынтобе, состоящее из сотен курганных насыпей. Здесь проводились погребения с первых веков до н. э. до XVIII в. Огромный интерес к Жанкенту проявили пионеры-исследователи городов Южного Казахстана, русские ученые П. Лерх и В. Стасов, знаменитый художник В.В. Верещагин. Кстати, по легендам, именно здесь родился мудрец Коркыт ата, и именно отсюда он начал свои поиски «Земли обетованной».

Рядом с Жанкентом, в самом низовье Сырдарьи, находятся развалины еще нескольких огузских и кыпчакских городищ. Например, Дженд - «Жанакала». Развалины его находятся на южном берегу Жанадарьи, в 300 км к северо-западу от Кызылорды. Древний город площадью 40 га был окружен массивной крепостной стеной высотой до 8 метров, которая местами сохранилась до сих пор. В северо-западном углу города находилась квадратная цитадель. Вокруг Дженда сохранились русла каналов, ирригационная сеть, остатки сельскохозяйственных угодий. По мнению ученых, город существовал с I по XVIII вв., особенно интенсивно развиваясь в X-XIII вв. В начале XIII в. Дженд был столицей кыпчакского государства. Во время монгольского нашествия город очень сильно пострадал от рук монголов и так и не сумел полностью восстановиться. В конце XIII­XIV вв. письменные источники описывают Дженд как «небольшой город с кипящим торговлей базаром». По сведениям средневекового тюркского историка Джамала-аль-Карши (начало XIV в.), раньше «город Дженд был значительным городом, потом был разрушен, и все же это место, где купцы соперничают в важности и прибыльности сделок, и чаши весов на его рынке постоянно колеблются». Есть сведения, что в то время здесь чеканились монеты. По крайней мере, был найден клад, в котором находилась серебряная монета с надписью «Дженд».

Недалеко от Кызылорды, в 50 км к юго-востоку, лежат развалины еще одного известного города - Аснаса (Асанаса). Письменные источники говорят, что Асанас также оказал сопротивление войскам Джучи в 1220 г. и был завоеван. Древний город находился на берегу высохшего русла реки Узяк. Предположительно был неправильной формы и окружен высокими стенами и валом высотой 5 м. В восточной части города находилась внутренняя крепость. Сейчас это холм диаметром около 50 м и высотой один метр. По данным, полученным при раскопках, жизнь города длилась с I в. до н. э. до XV в. Здесь было найдено много керамики, связанной с огузской и кыпчакской культурами.

Сыгнак - мегаполис своего времени

Впервые Сыгнак упоминается в письменных источниках X в., а в XI в. Махмуд Кашгари отнес его к огузским городам. В XII в. Сыгнак был столицей кыпчакского государственного объединения. У историка XIII в. аль-Джувейни есть описание разгрома города в 1220 г. за сопротивление монголам. Он пишет о том, как войска Джучи, продвигаясь вниз по Сырдарье, брали один город за другим.

- Джучи сопровождали два местных купца: Хасан-ходжа и Али-ходжа, - рассказал Карл Байпаков. – Хасан-ходжа был отправлен в Сыгнак, чтобы убедить горожан сдаться, но они убили предателя и оказали ожесточенное сопротивление врагу. Сыгнак был взят только после 7 дней яростного штурма, а население города в отместку было вырезано монголами до единого человека. Как они тогда говорили, «закрыв врата пощады и милосердия». Напомню, что убийства послов монголы не прощали. Управляющим города был назначен сын убитого Хасан-хаджи. Из последнего можно сделать вывод, что жители в Сыгнаке все же остались.

Возродился Сыгнак, так же как и Отрар, после монгольского разгрома на удивление быстро. Постепенно город снова становится крупным политическим и экономическим центром Сырдарьи. В середине XIII в. Сыгнак под именем Сгнах упоминается в списке городов, которые посетил армянский царь Гетум I. А во второй половине XIV в. город становится столицей Ак-Орды. В Сыгнаке правят ханы Эрзен, его сын Мубарак-ходжа, Урус-хан, Тохтамыш. Здесь был монетный двор, и до нас дошла отчеканенная в Сыгнаке монета: «Султан правосудный Мубарак-ходжа, да продлит Бог царство его!». Это время бурного развития города и масштабного строительства, особенно при Эрзен-хане и Урус-хане. В 20­х годах XV в. после неудачной борьбы Тохтамыша с Тимуром город захватил внук Тимура Улугбек, который пытался утвердиться на Сырдарье, однако потерпел поражение в 1423 г. и был отброшен обратно в Среднюю Азию войсками Барака, внука Урус-хана. В 1446 г. городом правил Абулхаир-хан, после него в 80­х годах городом завладел Мухаммед Шейбани, а затем казахский хан Бурундук. В начале XVI в. историк Ибн Рузбихан писал о том, что Сыгнак «был окружен зеленеющими садами, домами, зданиями, богат продовольствием и был важным торговым местом, является началом благоустроенности, центром владения по отношению к обитателям Дешта; купцы владений и местностей Дешт-и-Кыпчак до пределов реки Едиль (Волга), которые являются северным краем благоустроенных земель и примыкают к побережью Бахр-аль-Мухит (Каспийское море), сделали город Сыгнак местом своих складов и привозят сюда товары. Купцы областей Туркестана, Маверанахра с Востока - до пределов Кашгара, Хотана ­ привозят товары этих стран. Купцов из разных стран и добра, и товаров там в изобилии».

После этого город переходил из рук в руки: в 50-60­х годах XVI в. им владели узбекские ханы, а с конца XVI по XVIII в. город стал владением казахских ханств. «Гавань Дешт-и-Кыпчака» - так называли Сыгнак в то время. Среди многочисленных товаров славились «самые лучшие луки и стрелы», привозимые на продажу степняками, которые закупали здесь зерно, ткани и предметы роскоши. По словам современников, «здесь было много народа и ежедневно поступало на базар 500 верблюдов с вьюками, из которых к вечеру ни один не оставался непроданным». Персидский историк Рузбихан пишет о Сыгнаке: «Со стороны Дешта, из Хаджи Тархана (Астрахань) доставляют множество благ, жирных овец и другие ценные товары, как-то шубы из меха, киша и тина, то есть из соболя и белки, тугие луки, стрелы из белой березы, шелковые ткани и другие ценные изделия».

Сыгнак был известен своими прекрасными архитектурными памятниками, особенно мавзолеем Кок-кесене. По мнению исследователей, этот мавзолей - усыпальница знаменитого хана Абулхаира. Современники описывали его как «очень высокое здание». В ту пору площадь шахристана, обнесенного частично сохранившейся стеной с 15 башнями, составляла около 10 гектаров. Предположительно древний город имел неправильную пятиугольную форму и был сильно укреплен. Высокие крепостные стены и массивные башни, окруженные валом и рвом. В пятиугольнике были три круглые башни, было два входа на территорию города. Расположенная в юго-восточной части города цитадель также была очень хорошо укреплена. Например, высота крепостной стены достигала 7 м. Ворота цитадели, укрепленные бревнами, выступающими вперед на 20 м, между западными и северными стенами, были расположены вблизи от северо-восточного угла восточной стены.

- По сути, вся история Сыгнака - это история войн за обладание этим важным торгово-экономическим центром, - подытожил Карл Байпаков. - Разорительные войны и общий упадок экономики края постепенно сделали свое дело. Ставший в XVI-XVII веках наряду с Туркестаном и Саураном одним из центров Казахского ханства, к началу XVIII века постепенно Сыгнак утратил свое былое величие и пришел в упадок. Последней каплей стали «Ақтабан шұбырынды» - «Годы великого бедствия», когда джунгары захватили и разрушили город. В середине XIX века Сыгнак окончательно опустел, и к ХХ веку о нем напоминали лишь многочисленные мазары. Ныне на месте некогда большого процветающего города располагается городище Сунак-ата. Оно находится в 20 км к северо-западу от железнодорожной станции Тюмень-арык, правее на 1,5 км от современной автомобильной трассы Туркестан – Кызыл-орда. И до сих пор народные предания и легенды хранят память о нем как о грандиозном городе на трассе Великого Шелкового пути.

 

Павел ЗЛОБИН.

Поделиться ссылкой