Комсомольская правда Казахстан
Войти  \/ 
x
Регистрация  \/ 
x



Наш опрос

Спасибо! Результаты опроса "Общественный транспорт" смотрите в рубрике "Архив"

Недавно предлагаемый акимом Астаны ежемесячный сбор в размере 3800 тенге с квартиры, в рамках создания бесплатного общественного транспорта в Астане, вызвал бурную реакцию на просторах интернета. Поэтому «КП» решила узнать у своих читателей, как они отнесутся к такому нововведению в своем городе?

Поиск по тегам
Поиск - Категории
Поиск - Статьи
Поиск - Контакты
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Комментарии

rsz corw6lz2t4o

Сб10212017

ОбновленоЧт, 19 Окт 2017 11pm

  • Курс валют:
  • 335.24
  • 395.82
  • 5.82
Back Вы здесь: История СТРАНУ ВОСХОДЯЩЕГО СОЛНЦА И ПОДНЕБЕСНУЮ ОСНОВАЛИ ТЮРКИ?!

СТРАНУ ВОСХОДЯЩЕГО СОЛНЦА И ПОДНЕБЕСНУЮ ОСНОВАЛИ ТЮРКИ?!

 

Ямато Такеру - легендарный герой японской мифологии

 

Мы продолжаем знакомить своих читателей с версией писателя и историка Жумажана Байжумина о том, что основателями государств Северного Китая и раннего японского государства Ямато были тюркоязычные кочевники Турана.

(Продолжение. Начало в № 22 от 31 мая 2017 г.)

 

Как «степные удальцы» империю создали…

В начале VII века в Китае образовалась мощная феодальная империя Тан. Основателем танской императорской династии стал вождь кочевников, известный под китайским именем Ли Юань.

- Великий русский ученый Лев Гумилев считал его табгачем - китаизированным тюрком племени тоба. Так он писал об основателе династии Тан: «Немало степных удальцов стекалось под знамя отважного воина Ли Юаня. Они женились на изнеженных китайских девушках и, довольные новой судьбой, видели смысл жизни в воинской службе или придворной карьере. Так создавалась империя», - рассказывает Жумажан Байжумин (на фото). - Имеющиеся исторические данные из целого ряда китайских и мусульманских источников позволяют идентифицировать Ли Юаня и его «степных удальцов», как их называл Гумилев, как выходцев из той части древних кочевников-тюрков, которая известна под именем «тюркуты». Основатели империи Тан были как раз представителями тюркутов, и впоследствии им не раз приходилось вступать в ожесточенные столкновения с прежними сородичами, находившимися в степях.

В Китае пехота всегда была преобладающим родом войск. Однако армия Тан в течение всей продолжительной истории существования империи формировалась исключительно из кочевников. Тюркуты, как и их исторические предшественники, кангюи, были известны своими катафрактариями - тяжелой латной конницей, действовавшей в сражениях методом лобового таранного удара. Поэтому союзное арабо-тюркское войско, победив в известной битве при Таласе в 751 году «китайскую» танскую армию, подвергло разгрому не армию пеших китайцев, а тюркское конное войско кочевнического типа. Несмотря на известное историческое величие империи Тан, китайские националисты прошлых веков всегда ненавидели ее, поскольку считали некитайской. Такой же некитайской воспринимали Тан и прежние степные соседи. По данным Льва Гумилева, жившие в Монголии «…древние тюрки - исключительно воинственный народ…» - признали второго сына Ли Юаня Тайцзуна своим ханом, поскольку считали его тюркским правителем, а не китайским императором. Причиной такого признания послужило и то, что сами правители Тан воспринимали себя только как тюрков. Известны слова императора Тайцзуна, с которыми он обратился к прибывшим к нему послам енисейских кыргызов: «Мы с вами родственники, одноплеменники, из одного народа».

 

Жумажан Байжумин

 

Не только воины, но и поэты…

Правители-тюркуты могущественной Танской империи проявляли немалую заботу о благосостоянии своей страны. Они раздали казенные и безнадзорные земли местным крестьянам, ограничили власть прежних и новых тюркутских помещиков, всемерно поощряли ремесла и торговлю. В танском обществе к политической деятельности были допущены не только высшие, но и средние и низшие слои землевладельцев, что открыло широкую возможность для привлечения талантов к управлению государством. Дотоле невиданная для китайского общества широта общения с внешним миром способствовала знакомству с различными и ранее неизвестными Китаю религиозными и культурными воззрениями. Традиционное для всех кочевников уважение к художественному слову приобрело в Танском государстве практический характер. Одним из главных предметов в системе экзаменов на чиновничьи должности стала поэзия. В Китае на смену прежней внешней цветистости и внутренней пустоте стихов V-VI веках пришли простые и строгие по форме, но очень глубокие по своей поэтической мысли произведения танских поэтов. В эпоху Тан в Китае впервые появляется семисложный стих. О семисложном стихе тюркских кочевников было известно и в дотанском Китае, однако о нем презрительно отзывались только как о «варварском».

- Именно ко времени возникновения Танского государства поэзия древних тюрков достигла высочайшей степени развития. Исследователи единодушно отмечают в тюркской поэзии этого времени чрезвычайное разнообразие стихотворных размеров и развитую технику стиха, - отмечает писатель. - В эпоху Тан к северу от Китая появились такие яркие древнетюркские поэты, как Арпычор Тегин, Калым Кейши, Асыг Тудун и другие. Параллельно с ними и в танском Китае возникает целая плеяда блестящих поэтов из среды тюркутских завоевателей, одним из которых, вероятнее всего, был и крупнейший поэт танской эпохи Ли Бо (701-762 гг.). Как подчеркивают исследователи, поэты эпохи Тан подняли китайскую поэзию того времени, именуемую не иначе как «великая», до невиданно высоких вершин.

 

Тюркский воин-лучник

 

Тюркутские создатели Танской империи имели явно некитайскую внешность. Об этом свидетельствуют многочисленные скульптуры сановников танского императора Тайцзуна (Тайжана), найденные при археологических раскопках его усыпальницы. Данного императора, почитаемого в китайской истории за его мудрость и справедливость, окружали люди, близкие по своему расовому типу к европеоидам. С учетом этнического происхождения правящей верхушки танского общества ничего удивительного в этом нет. Бородатый европеоид с крупным носом изображен и в сохранившейся до нашего времени так называемой «Гробнице госпожи Вэй» - любимой наложницы одного из императоров эпохи Тан. Рисунок изображает древнетюркского кочевника, дарящего «госпоже Вэй» коня. Вместе с тем остается неясным, являлось ли «Тайцзун» собственным именем этого правителя. Китайские летописцы сообщают о том, что у современных им древних тюрков слово «тайцзун» («тайжан»/«тайсан») означало великого правителя или императора. Примерно о том же пишет византийский автор VI-VII веков Феофилакт Симокатта. По его словам, вожди древних тюрков именовались «тайсанами»: «…тайсан в переводе на эллинский язык называется «сын бога»». Следовательно, помимо первоначального значения этого титула выясняется, что древние тюрки называли бога и словом «тай» (отсюда греч. тео - бог), а сына - «сан» (англ. сан; слав. сын). Словом, по-видимому, являющимся таким же архаичным тюркизмом в языках современных германцев и славян. Как настоящий потомок степных наездников Тайцзун обожал лошадей. Целая группа стел из его усыпальницы увековечила любимых коней императора. В эпоху Тан в Китае получило широкое распространение поло - командная спортивная игра верхом на лошади, с клюшкой и деревянным мячиком. На популярность в танском Китае одной из многочисленных древних конных игр туранских кочевников указывают изображения на других стелах, изготовленных в правление того же Тайцзуна. В 907 году Танская империя, эпоха существования которой считается «золотым веком» в истории Китая, пала под ударами новых завоевателей, пришедших из степей. Ими были тюркские кочевники - кидани (кытай), основавшие здесь собственное государство Ляо.

 

Предки самураев пришли из Великой степи?

Первым государственным образованием на территории Японии считается возникшее на островах в III веке раннефеодальное государство Ямато. Целый ряд ведущих японских историков, среди которых можно выделить крупнейшего исследователя этой эпохи Эгами Намио, полагают, что существующий комплекс археологических, этнографических и исторических данных, связанных с государством Ямато, прямо указывает на его создание центрально-евразийскими кочевниками.

По их мнению, это были «всадники алтайского происхождения», которые, пройдя через Восточную Маньчжурию, завоевали Корею, создав на ее территории группу раннегосударственных образований, после чего переправились на Японский архипелаг. «У создателей древнего государства Ямато присутствуют все военные признаки наезднического аристократического коллектива североазиатского корня» - так охарактеризовал их Эгами Намио. Тем не менее, относительно времени возникновения государства Ямато в различных источниках существуют весьма серьезные расхождения. В соответствии с древними японскими летописями VIII века «Кодзики» и «Нихон - сёку» первым правителем Ямато являлся не Судзин, чьим «домашним» алтайским именем было Мейман (Миман), а Дзимму, начало правления которого эти источники относят к очень древнему периоду - VII в. до н.э. Ряд японских и европейских специалистов, в числе которых видный немецкий ученый-востоковед начала ХХ века А. Ведемайер, основываясь на древних китайских и корейских письменных источниках, называют временем начала царствования правителей Ямато 17 г. до н.э., а временем окончания - 479 г. н.э. Причем китайские источники («Вэй чжи» и др.), хронологические данные из которых берутся за основу этими специалистами, являются гораздо более древними, чем собственно японские. «Кодзики» («Записи о делах древности») была составлена неким придворным Оно Ясумаро около 712 года, а «Нихон-сёку» («Летописи Японии»), работа над которой велась в течение шести лет под руководством принца Тонэри, лишь в 720 году. В этих летописях время появления государства Ямато - еще раньше, как и в древнекитайских источниках, упоминающих собственных легендарных императоров, рассказывается о многих более ранних правителях династии Ямато.

Судя по отдельным археологическим находкам, данные сообщения имеют под собой определенное историческое основание. Они свидетельствуют о существовавших в Японии более древних государственных образованиях. Так, говоря о культуре Дзёмон, именуемой японской культурой охотников и собирателей VII- I тыс. до н.э., предшествовавшей бронзовой культуре Яёй, известный английский исследователь Раймонд Дрейк пишет следующее: «Терракотовые статуэтки культуры Дзёмон имеют лица белых аристократов». К этой же эпохе относятся предметы с одинаковыми орнаментами, обнаруженные в Японии, Корее и весьма удаленном от них Афганистане.

В 1 тысячелетии н.э. на острова переправились две новые группы «алтайцев», что очень четко прослеживается по принадлежащим им курганным захоронениям. Эгами Намио делит «курганный период» истории Японии 1 тыс. н.э. на два основных этапа: ранний ­ III­IV вв. и поздний – V-VI вв. Раннему этапу соответствуют круглые курганы, внутри которых в вертикальных камерах находились массивные гробы из двух выдолбленных плах. Они аналогичны тем, что находили и продолжают находить в кочевнических курганах Алтая. В них обнаружили стеклянные сосуды, одинаковые со стеклянными сосудами из кочевнических курганов горных долин Кореи и сасанидской Персии. В целом, как отметили специалисты, погребальный инвентарь таких курганов идентичен на пространстве от Японии до степей Дунайской равнины. На более позднем этапе возникли курганы квадратно-круглого типа с гробами двух типов - каменными и деревянными, за которыми располагались горизонтальные камеры с оружием, латами, конской упряжью и украшениями. Эти курганы «японских скифов» практически ничем не отличаются от курганов известных воинственных соседей Древнего Китая, кочевников ху Центральной Азии.

В 815 году в Японии был составлен новый «Реестр кланов и фамилий» («Синсэн сёдзи року»), вышедший в тридцати книгах. Эти книги содержали сведения о генеалогии 1182 кланов и фамилий, признанных «благородными» и в абсолютном большинстве происходивших от древних завоевателей - туранцев. Из этой же среды потомков кочевых завоевателей Японского архипелага происходили все местные вожди - сёгуны. Титул «сёгун» носили военно-феодальные правители Японии, при которых императорская династия была лишена реальной власти. В истории этой страны существовало три династии сёгунов: Минамото (1192-1333), Асикага (1335-1573) и Токугава (1603-1867). Нужно отметить, что слово «Сёгун» («сакын») имеет тюркское происхождение, означая и в древнетюркском языке правителя, командира, вождя.

 

Откуда у японских самураев айтысы?

Вместе со скотоводческими племенами переселенцев с континента конца I тыс. до н.э. - I тыс. н.э. в Японии возникло такое явление, как всадничество, появились типичные для воинов-кочевников пластинчатые латы, соколиная охота, конные игры и скачки и ряд других культурно-этнографических явлений, характерных для кочевого общества центрально-
евразийской степи.

- Катафрактарии, или тяжелая латная конница из Турана, стояли у истоков зарождения в Японии местного рыцарства и степной рыцарско-поэтической традиции, - считает Жумажан Байжумин. - Ими же был привнесен в японскую культуру такой специфичный жанр поэтического творчества, как поэтические состязания, аналогичные казахским айтысам. В Японии он получил распространение в форме так называемых «поэтических турниров во время пиров». Обе названные формы айтысов были исторически характерны и для традиционной казахской культуры. В первом письменном памятнике японской поэзии - «Манъёсю» («Собрание мириад листьев»), содержащем 4516 песен, созданных примерно пятьюстами различных авторов, значительная часть произведений возникла во время турниров поэтов-импровизаторов, большинство из которых являлись представителями средневекового японского рыцарства - самураев.

В VIII-IX веках основная часть потомков кочевых завоевателей Японского архипелага влилась в сформировавшееся в это время на островах военно-рыцарское сословие самураев. Самураями принято считать военно-феодальное служилое сословие мелких японских дворян. В более широком значении - всю аристократию Японии, от представителей ее высшего слоя князей - «даймё» до мелкого дворянства. В целом самураи были достаточно хорошо образованными людьми, умели писать стихи и считались искусными мастерами не только меча, но и кисти. Среди них было много замечательных поэтов, художников и каллиграфов. Каждый самурай считал себя хранителем духа своих воинственных предков. Все самураи делились по своей родовой, клановой принадлежности и по древней степной традиции владели собственным родовым знаменем. В соответствии с той же традицией каждое из этих знамен украшал особый фамильный (родовой) герб.

В своей жизни самураи руководствовались принципами «Бусидо» («Путь воина») - кодексом моральных законов, основанных на культе войны, чести, доблести, верности и почитании традиций предков. Прежним названием «Бусидо», живо напоминающим об этнокультурном происхождении самураев Японии от номадов Турана, являлось «Кюба-но мити» - «Путь лука и скакуна». В процессе буржуазной «революции Мэйдзи» в 1867-1868 годах сословие самураев было упразднено. Часть самураев, не пожелавших столь унизительно опуститься в своем социальном положении, ушла на север страны. В 1870 г. против них направили регулярную армию, после чего большинство ушедших совершили ритуальное самоубийство - харакири. Однако в японском обществе до сих пор живы традиции самураев, когда-то в древние времена заимствованные ими от тюркских кочевников Великой степи.

 

Павел ЗЛОБИН.

Поделиться ссылкой