Комсомольская правда Казахстан
Войти  \/ 
x
Регистрация  \/ 
x



Наш опрос

Спасибо! Результаты опроса "Планы на лето" смотрите в рубрике "Архив"

Лето в самом разгаре. Многие ждали его целый год, чтобы осуществить свою заветную мечту. Поэтому редакция «КП» решила узнать у своих читателей, а что они сделают этим летом?

Поиск по тегам
Поиск - Категории
Поиск - Статьи
Поиск - Контакты
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Комментарии

rsz corw6lz2t4o

Чт08172017

ОбновленоСр, 16 Авг 2017 11am

  • Курс валют:
  • 332.91
  • 391.17
  • 5.55
Back Вы здесь: История ДЕЗЕРТИР, ОПОМНИСЬ И ВЕРНИСЬ!

ДЕЗЕРТИР, ОПОМНИСЬ И ВЕРНИСЬ!

 

 

Сто лет назад молодая советская республика столкнулась с большой проблемой: Красной армии не хватало бойцов, а в тылу требовались рабочие руки. При этом и там, и там наблюдалось массовое дезертирство и уклонение от обязанностей.

В Центральном государственном архиве РК хранятся документы, отражающие события тех лет.

Дезертиры фронта

С 1918 года и до окончания гражданской войны новая власть всеми силами боролась с дезертирством в Красной армии: устраивались облавы и расстрелы, вместе с тем дезертиров пытались задобрить и, наконец, стали лишать имущества их семьи.

В те годы к дезертирам относились «все военнослужащие армии и флота, специалисты и рабочие милитаризированных и забронированных фабрик, заводов, предприятий, самовольно оставившие службу; военнообязанные, уклонившиеся от учета». Всеми силами такие элементы пытались обнаружить и вернуть на места службы.

Приказ Киргизского Краевого Комиссариата по военным делам от 21 июня 1920 года гласил: «Во исполнение приказа Р.С.Ф.С.Р. от 13 мая 1920 года №828, объявляю, что у всех дезертировавших из войсковых частей, эшелонов, учреждений, сборных пунктов, не явившихся по мобилизации, уклонившихся от учета, давших о себе неверные сведения, состоящих на топливных или иных милитаризированных работах и самовольно оставивших их, а также укрывателей вышеуказанных дезертиров, будет немедленно конфисковано все движимое и недвижимое имущество». Причем отбирали все - от кибиток и скота до сундуков, ведер и одежды. При этом были и «щадящие инструкции»: «В семьях, где два сына, и один - с белыми, а другой - с красными, имущество конфискации не подлежит. А следует брать только на учет того члена семьи, который дезертировал».

Ответственность за каждого дезертира, проживающего в том или ином доме, возложили на собственника дома, председателя домкома или другое лицо, ответственное за помещение. За дезертира, служащего в учреждении, отвечал начальник этого учреждения.

 

 

Согласно инструкции Комиссиям по проверке личного состава местных учреждений необходимо было тщательно проверять списки сотрудников мужского пола, анкеты, заявления о поступлении на работу. Виновнику в приеме на работу дезертира грозил суд Ревтрибунала.

За то, что происходит в волостях и селах, должны были отвечать волостные и сельские Комдезы. Им предписывалось «строго следить за прибывающими и убывающими лицами по служебным делам или на побывку к родственникам; за гражданами мужского пола, чтобы те своевременно являлись по мобилизации к поверочному сбору; за семьей дезертира - не ведут ли те антисоветской агитации». Каждый волостной Комдез имел право на время облав требовать от Уездкомдеза на 10-15 дней отрядов из 20-30 красноармейцев, и за это время ему следовало очистить весь район от дезертиров. В семьях, где сыновья дезертировали, а отец и другие члены семьи - советские работники, необходимо было тщательно проводить дознание, не способствовали ли они бежавшим.

Очередное требование обязало к 25 числу каждого месяца представлять доклад с нарочным, где должно было быть указано: «сколько проведено за отчетный период митингов и приблизительное количество участников; настроение населения в частности к дезертирам и есть ли недовольство советской властью в целом; как работают органы соцобеспечения, сколько устроено облав, наблюдается ли массовое скопление дезертиров в деревнях» и так далее.

«Несмотря на целый ряд изданных приказов и предписаний волостям о своевременном, точном, аккуратном и беспрекословном исполнении оных», они не всегда исполнялись ввиду того, что волостные были родом из тех же мест, что и дезертиры, и попросту «не сдавали своих». Даже когда власти знали наверняка, что где-то проживает дезертир, частенько его не удавалось поймать, потому что тот был предупрежден. Тогда стали конфисковывать имущество независимо от того, поймали дезертира или нет.

Дезертиры не только ослабляли Красную армию, но и были опасны. Частенько в тылу они объединялись в банды, убивали коммунистов и членов сельских, волостных и уездных советов.

Не только угрозами пытались вернуть дезертиров в строй, но и уговорами.

В начале июня 1920 года были распечатаны воззвания: «Добровольная явка дезертиров (Постановление Совета труда и обороны): На полях польского фронта снова льется кровь героев Рабоче-Крестьянской Красной Армии. В этот решительный момент, когда Антанта делает последнюю попытку руками польских злодеев задушить рабоче-крестьянскую революцию, когда вся трудовая Россия смыкает ряды для отпора польским панам, несущим рабство русскому трудовому народу, Совет труда и обороны решил дать и дезертирам возможность искупить свою вину перед трудовым народом и добровольно вернуться в ряды Красной армии. Совет труда и обороны постановляет: 1. Объявить семидневный срок для добровольной явки дезертирам. 2. Явившихся добровольно в течение означенного срока никаким карам за дезертирство не подвергать. 3. Упомянутые льготы не применять к красноармейцам, которые совершат побег после публикации настоящего постановления. 4. По истечении срока, данного для добровольной явки, усилить кары по отношению к не явившимся дезертирам, их семьям и укрывателям, как к нераскаявшимся изменникам трудового народа».

«Актюбинская уездная комиссия по борьбе с дезертирством, объявляя настоящее постановление дезертирам, скрывающимся в актюбинском уезде, разъясняет, что когда был ты красным воином, то был защитником трудящихся всей земли. Когда же ты стал дезертиром, ты совершил преступление и изменил всем трудящимся, ты их продал, ты отрекся от них навсегда. <…> Если ты не вернешься, тебя ждет суровая кара, куда бы ты ни спрятался, всюду найдет тебя Рабоче-крестьянская власть, и тогда беспощаден будет народный суд над предателем. Срок семидневной явки по актюбинскому уезду назначается с 15 по 22 июня сего года. <…> Советские должностные лица, виновные в укрывательстве дезертиров, подлежат преданию суду как изменники рабоче-крестьянскому делу».

Увы, информация, сколько же дезертиров вернулось в ряды Красной армии, не сохранилась.

Дезертиры труда

5 октября 1918 года в РСФСР декретом СНК была введена всеобщая трудовая повинность, которая преследовала цель привлечь к обязательному труду всех работоспособных граждан молодой страны, и в частности - «буржуазные элементы». Декреты СНК в 1919-м и 1920-м годах запретили самовольный переход на новую работу и прогулы.

Приказ Актюбинского Уездного исполнительного комитета по Комитету Всеобщей трудовой повинности от 31 июля 1920 года гласил: «Основываясь на Кодексе законов о труде и декрете Совета Народных Комиссаров о всеобщей трудовой повинности, Уездком труда объявляет трудовую мобилизацию г. Актюбинска и его уезда в возрасте от 16 до 50 лет мужеского пола и от 16 до 40 лет женского пола. Первым днем мобилизации для города и уезда считается 5 августа и последним 15 августа. В каковой срок все население города мужеского и женского пола обязаны явиться под страхом ответственности революционного закона на сборный пункт - в бывший дом Машкова, Михайловская улица в Комитет труда. Не подлежат явке лица, состоящие на службе в советских учреждениях и предприятиях, а также явные калеки. Лица, подлежащие согласно этого приказа мобилизации и не явившиеся для регистрации или работ до 15 августа, объявляются дезертирами труда, подлежат задержанию и преданию суду Ревтрибунала или ссылке в административном порядке от 3 до 6 месяцев на принудительные работы в концентрационный лагерь. Лица, укрывающие свой возраст, также считаются дезертирами и подлежат ответственности, указанной выше. За неисполнение настоящего приказа виновные будут преданы суду Ревтрибунала, учреждения за бездействия, а граждане - как злостные дезертиры труда».

Вот как звучало воззвание Оренбургского Кирполитпросветуправления к дезертирам с трудового фронта, перебежчикам и скрывающим таковых:

«Дезертир! В самый трудный момент, переживаемый республикой, когда героическая Красная Армия, состоящая из сознательных рабочих и крестьян, самоотверженно защищает границы молодой республики от вторжения диких бандитов, ты бежишь из рядов славной армии и тем самым предаешь своих братьев-героев. <…> Карающая рука революции занесена над тобой и от тебя самого зависит, опустится ли она на тебя всею своей тяжестью, или же ты вновь станешь честным борцом и честным гражданином.

Дезертир! Опомнись! Подумай о том, какое преступление ты совершаешь, и о том, что тебя ожидает за это! Подумай и ты, укрывающий дезертира! Рабоче-Крестьянская власть настолько же милостива, насколько и сурова! Если ты немедленно не явишься в свою  часть, все имущество твое и твоих близких будет отобрано навсегда! Да здравствует мировая революция!»

Молодая власть ломала старые порядки и любыми способами устанавливала новые.

Автор благодарит за предоставленные документы и помощь в создании материала Центральный государственный архив РК. Стиль текстов и документов сохранен.

Татьяна СОКОЛОВА.

Поделиться ссылкой